ИВРИТСКАЯ ДЕТСКАЯ ПОЭЗИЯ

Лея Гольдберг



Гузмай

Перевод Мири Яниковой


Мой сосед Гузмай


Мой сосед Гузмай для вас
вмиг сплетет любой рассказ.
Сказки, полны похвальбы,
вырастают, как грибы.

Если он собачку встретит,
он вам вечером заметит:

"Встретил я громадных псов,
страшных, ростом со слонов!
Самый главный - я видал -
на полицию напал!"

Если ж кошку повстречает,
так, примерно, замечает:

"Я гулял себе, и вот -
мне навстречу тигр идет!
Вот меня узнал, кивает,
шляпу предо мной снимает.

Тигр громадный и злой
поздоровался со мной!"

Мой сосед Гузмай для вас
вмиг сплетет любой рассказ!



Солнце в рюкзаке


Постучал Гузмай в оконце:
"Верь-не верь, но это так:
у меня в квартире солнце
упаковано в рюкзак!

Потому что завтра поезд
увезет меня к друзьям.
Я, конечно, беспокоюсь:
как с погодой будет там?

Отдыхать мы были б рады
так, чтоб на сердце легко:
чтоб без ветра, и без града,
без дождей и облаков!

Потому-то к горизонту
в лодке я вчера уплыл
и садящееся солнце
я оттуда притащил.

А придя домой, нарочно
я его упаковал
в самый белый, самый прочный
и большой материал.

И сейчас я уезжаю
с легким сердцем погостить,
потому что точно знаю:
будет солнце мне светить!"



Гузмай-мудрец


Однажды Гузмай сочинил для нас
абсолютно правдивый рассказ:

"Как-то по улице шел я, весь
в задумчивости великой,
и вдруг на меня упала с небес
очень большая книга.

Как я не уберегся! Поверьте, не вру.
Книга сразу во мне прорубила дыру.
Не успел закричать я: "Мама!",
как вошла она внутрь прямо!

Тут же врач из соседнего дома возник.
Он поставил постель, уложил меня вмиг,
и разрезал, зашил меня вмиг он,
но забыл он вытащить книгу!

Эта книга в крови моей растворена,
потому мне и мудрость дана!"



Обжора


Сказал мне Гузмай:
"Не шучу я совсем!
Я слопал вчера три десятка гусей,
одного за другим, - говорю же! -
мне перерыв не нужен,
это был просто ужин.

Ах, что за прелесть - блюдо из гуся!
Тарелку ел за тарелкой - клянусь я!
И тридцать готовили мне поваров,
и тридцать тарелки несли со столов...

Но дома, едва я двери захлопнул,
случилась беда: я лопнул!

Однако я тут же позвал докторов.
Живот мне зашили, и вот я здоров!
И жду не дождусь, - могу Вам поведать, -
когда ж подадут обедать!"



Выросла яблоня


Начинает Гузмай как бы издалека:
"А скажите-ка, что я держу в руках?
Ну, конечно же, яблоко! Честное слово,
вы спросите, что тут такого?
Но вот как объяснить, если б кто-то спросил,
откуда же яблоко я получил?

Это было вчера, или позавчера.
Я обычное яблоко скушал с утра.
Вдруг - щекотка в желудке!
Совсем не смешно!
Потому что я с яблоком скушал зерно.

Ночью я просыпаюсь от страха, и вот, -
чую: что-то не то! И смотрю на живот,
и зажмурил глаза, и протер я глаза...
Не поверите вы! Чудеса, чудеса!

В животе моем дерево вдруг проросло,
зеленело, ветвилось, потом расцвело,
а потом зарумянились яблок ряды -
это чудное дерево дало плоды!

Это было прекрасно! Ах, я вам не вру!
Как чудесно качались плоды на ветру!

...Красота - красотою, и все же
представьте: лежу я на ложе,
и думаю: как я ступлю на крыльцо,
когда из меня проросло деревцо?

Что делать? Поднялся, нашел я топорик
и яблоню снес под корень!

Ах, сердце разбито! Ах, в сердце печаль!
Мне дерева жаль и плодов его жаль.
И вот посмотрите: в руках моих плод,
свидетельство вам, что Гузмай не врет!"



Едет сад


Раз Гузмай собрал всех нас
и повел такой рассказ:
"Я хочу, чтоб вы узнали:
жил я в детстве без печали,
был наш дом совсем не мал,
и в саду он утопал.

Только - вам не догадаться! -
этот сад умел кататься!
Каждый куст в нем был не прост:
на колесах жил и рос!


Если мы переезжали -
ни ростка не оставляли!

Тридцать братьев дружны были,
баловаться не любили,
а тащили за собой
на веревках сад большой!

Вслед неслися голоса:
"Посмотрите! Едет сад!"

В птичьем гнездышке отец
размещался, как птенец,
(я скажу вам, гнезда эти
были больше всех на свете!),
он смеялся и кричал,
на вопросы отвечал:

"Да, сыны мои прекрасны,
я растил их не напрасно,
и теперь я, их отец,
будто в гнездышке птенец!"

В день мы сорок километров
проезжали незаметно.
Знали мы, что наша цель -
посреди пустых земель.

Счастлив садовод отныне:
сад цветет среди пустыни!
"Здесь пески - откуда ж тут
Розы яркие растут?"

Всех мы в гости приглашали
и плодами угощали.
Все благословляли нас!
Вот и кончен мой рассказ."



Летающий дом


"Ну и ветер сегодня! Смотри!" -
изумленно Гузмай говорил. -
"Этой ночью еще он возрос
и деревья он в парке унес.

А потом до того разыгрался,
в приоткрытые окна врывался.
А кровать-то моя под окном,
уж не чаял забыться я сном.

Задремал и сразу проснулся.
Вижу - дом мой внезапно раздулся!
Ветер в окна врывался, спеша,
и раздул бедный дом, будто шар!

Задрожал я от страха мгновенно,
лишь увидел я круглые стены,
а когда начал пол закругляться,
то решил я отваги набраться.

Бедный дом мой! Он весь поменялся!
И внезапно с земли он поднялся,
и решил я: скорее, скорей
должен выпрыгнуть я из дверей,

что немедля проделал я ловко,
прихватив из кладовки веревку.
И поскольку я действовал споро,
дом успел привязать я к забору.

И всю ночь у забора сидел,
и стерег, чтобы дом дом не взлетел,
не унесся бы в дальние страны.
И всю ночь был мой дом под охраной.

Ну, а только восток заблистал,
сдулся дом, и обычным он стал.
Посмотри-ка: стоит он спокойно,
да и выглядит, в общем, пристойно."



В небесах


"Что ж, - сказал Гузмай, - отлично.
Вот рассказ вам необычный.
Это правда до конца,
до последнего словца!

Как однажды жарким летом
я взлетел за птицей следом,
и не видели меня
ночь и три-четыре дня!

Я затем взлетел за птицей,
чтобы от жары укрыться.
Я-то знал, что там сейчас
попрохладней, чем у нас.

После жаркого Эйлата
так манит небес прохлада!
Дует ветерок в тиши...
Просто - отдых для души!

И, засахарены снегом,
тучи движутся по небу.
Из мороженого тут
горы целые растут!

Там, в мороженом, гулял я
и его же поедал я.
Снег обедом мне служил.
В нем и спал я, в нем и жил.

Но внезапно - что ты скажешь! -
я схватил ужасный кашель.
Лишь тогда, совсем больной,
возвратился я домой."



Чудо-птица


Наш Гузмай на сказки скор.
Все их знают с давних пор.
Только он не даст скучать,
не устанет сочинять:

"На суку уселся дрозд
и вперед направил хвост.
Честно! Врать я не люблю!
Он назад направил клюв!

Странной птица та была!
И она яйцо снесла.
Вышел птенчик из яйца.
Посмотрел я на птенца:

Предо мной обычный дрозд:
он назад направил хвост, -
(видите! Гузмай не врет!) -
Клюв направил он вперед.

Только выйдя из яйца,
птичка пела без конца,
беззаботна, весела,
а потом яйцо снесла.

Вышел птенчик из яйца,
посмотрел я на птенца,
вижу - все наоборот!
Он направил хвост вперед! -
(Верьте! Врать я не люблю!) -
Он назад направил клюв!

Только выйдя из яйца,
птичка пела без конца...

И, скажу вам без прикрас,
так случилось сотню раз!

Я могу для вас опять
все с начала рассказать!"



В брюхе у акулы


Гузмай сообщил нам:
"Сейчас в самый раз
поведать вам странный, чудесный рассказ!
Когда это было - не помню сейчас.

Пошел я рыбачить в предпраздничный день.
Вдруг вижу - акула мелькнула в воде,
подплыла и смотрит.
Ну, все, быть беде.

И эта акула не долго ждала,
наживку сглотнула и леску взяла,
и удочку стала так сильно тянуть,
что я не успел даже глазом моргнуть -
погасло, исчезло сияние дня,
поскольку акула сглотнула меня!

...Поверьте, что вам не приснится во сне
то, что я увидел в желудке у ней,
поскольку, клянусь вам, что даже я сам
вначале своим не поверил глазам.

Гляжу я направо, налево гляжу
и вижу гостиницу! Я подхожу.
Огромнейший дом, этажей двадцати!
Так что же мне делать? Решаю войти.

Вошел, осмотрелся я: ну и дела!
Картины на стенах, кругом зеркала,
ковры и портьеры, повсюду цветы.
Давно я не видел такой красоты.


И тут же открылося много дверей,
и вышло ко мне очень много людей.
И что ж я услышал?

"Прошел всего месяц
с тех пор, как спокойно стояла на месте
гостиница эта в далеких краях.
Но буря случилась на тех берегах.

Волна все залила и перевернула,
и тут-то из моря явилась акула,
раскрыла огромную пасть широко
и съела гостицу всю целиком!

Однако же, мы приспособились тут,
и создали даже какой-то уют.

У нас никогда не кончается пища,
поскольку акула для нас ее ищет,
глотает нам фрукты, гусиный паштет
и рыбных консервов для нас на обед!"

Вот так я и прожил примерно неделю
В желудке акулы, в подводном отеле.
Но что-то акула там вдруг проглотила,
и нами акулу на берег стошнило.

И то, что сейчас я не умер, а жив, -
вот знак, что в словах моих не было лжи!"



Дом Гузмая


Гузмай начинает рассказ свой:
"Ну, что ж.
В огромной столице по имени Ложь
с утра, а точнее, с шести до пяти
на свет я родился и начал расти.

В том городе праздник все ночи подряд,
дома там обычно на крышах стоят,
бульвары по небу плывут сквозь туман,
а в центре привольно шумит океан.

Был самым прекрасным на свете наш дом,
и много чудесного видели в нем.

Мы очень любили дремать на качелях
и каждую ночь там стелили постели.

А в ванной нам краны совсем не нужны,
нам воду из хоботов лили слоны.

Верблюд там у двери пристроился спать.
Он был для гостей, как складная кровать.

Глаза у совы были как фонари!
Да, чудный был дом это, что говорить!

Родившись, я сразу вскричал что есть духу:
"Сгоните мне с носа противную муху!"
И мама поднялась, чтоб муху прогнать,
и понял я, что меня любит она.

И к нашему дому явился мудрец,
в глаза мне взглянул и сказал:
"Наконец!
Свершилось!"
Прославлен наш город с тех пор:
родился в нем гений,
Гузмай-фантазер!"











Натан Альтерман

(1910-1970)


Хаим-Нахман Бялик

(1873-1934)


Лея Гольдберг

(1911-1970)


Ури-Цви Гринберг

(1896-1981)


Зельда

(1914-1984)


Рахель

(1890-1931)


Шауль Черниховский

(1873-1943)


Авраам Шленский

(1900-1973)


Элишева

(1888-1949)



Время зажигания
субботних свечей

19/08/2017

Начало Исход
Иерусалим 18:44 19:57
Тель-Авив 18:59 19:59
Беэр-Шева 19:01 19:58
Хайфа 18:51 20:00






© Netzah.org