ИВРИТСКАЯ ДЕТСКАЯ ПОЭЗИЯ

Авраам Шленский



Верблюд Гамлиэль

Перевод А.Гинзаи:


Все мы нынче столь умны
И познания полны,
Что читатели поймут:
Гамлиэль -
это верблюд.


Не простой верблюд, а чудо,
Прочим не чета верблюдам.
Был бы он простой верблюд
Слов бы я не тратил тут.


Для такого верблюдища
И сравнения не сыщешь:
Гималаи Гамлиэлю -
До колена еле-еле.


Побурел песок от жара,
Точно плешь земного шара.
Рядом - море. Среди скал
Плачет по ночам шакал.


Слышит Гамлиэль во сне,
Что и звезды в вышине
Плачут, не переставая,
Как лисиц голодных стая.


Понял он: не зря такою
Все окутано тоскою,
И недаром так грустна
Эта страшная страна.


То не лисы, не шакалы
Оглашают воем скалы.
То - плачь матери-земли:
Сыновья ее - вдали.


Сыновья, что из разлуки
К ней протягивают руки.
Но меж ними, как назло,
Сине море пролегло.


А по морю нет пути.
К морю можно подойти -
Здесь кончается земля,
Как же тут без корабля?


Ну, расскажем, что с ним было.
Долго он лежал уныло.
Будто замерли века
Среди желтого песка.


Вдруг волна пришла. Оттуда
Пара рыб зовет верблюда.
"Мы несем благую весть:
Не печалься, выход есть!


Нет преград для смельчака,
Хоть пучина глубока:
Лишь не бойся, прыгай в воду -
Будешь людям пароходом!"


"Как же так?" - спросил верблюд.
"Прыгай, - рыбы речь ведут, -
Ты ж не зря такой здоровый -
Десятикилометровый! "


Прыгнул в воду Гамлиэль,
А ему и море - мель:
Не доходит до горба.
Голова - трубой-труба.


Кто пыхтит там и ревет?
Это паро-вербло-ход!
На горбу ликует люд:
"Что за чудо кораблюд!"


Долог путь был из-за моря,
Город Яффа будет вскоре,
Уж видна она, но вот
Вдруг верблюд замедлил ход.


Встал он в море в полный рост,
Опустил, как якорь, хвост.
Стала публика роптать:
"Что ты вздумал в море встать?"


"Не волнуйтесь, стар и млад, -
Говорит он. - Будет лад!
Всех я высадить сумею -
Протяну вот только шею".


Он тянулся, напрягался,
Изо всех он сил старался,
Так старался - аж устал,
Но до берега достал.

Понял тут прибывший люд:
Сходни сделал им верблюд.
Вот теперь - конец пути:
Остается лишь сойти.


Вот и край земли святой.
Вдруг оттуда окрик: "Стой!"
Но верблюд взревел: "Ну нет!
Мы плевали на запрет!"


Кто там нам бубнит нахально,
Что мы едем "нелегально"?
Иль не знает он, что дурно
Выражаться нецензурно?


Даже я, когда сержусь,
Сквернословия стыжусь.
И скажу лишь то, что нужно:
Не робеть. Вперед и дружно!


Приходите, миллионы,
На Гильбоа, до Хермона!
Встретит вас, как старый друг,
Горный север, жаркий юг!


Ведь от Негева до Дана
Вы желанны, званы, жданы,
И страна вам говорит:
Приезжайте!
Путь открыт!


* * * * * *

Я и Талли в Кверхногамии

Перевод А.Щербакова:


Мы с Талли попали в страну Кверхногамию.
Страну удивительную насквозь.
И мы вам расскажем хоть чуточку самую
о том, что нам повидать довелось.


Сначала нам встретился ве-рыба-люд,
он плыл по пустыне, он шел через пруд.
Ноги в реке,
плавники в песке,
горб верблюжий,
а хвост белужий.


Мяукал он кошки любой не хуже.
Так и не знает тамошний люд,
то ли он рыба, то ли верблюд.


Мы не успевали глядеть по сторонам.
Кто не попадался навстречу нам!
Прозрачный негр, премудрый болван
и даже карликовый великан.


Коты летали
около Талли,


лаяли бабочки, рыбы болтали,
прадеды были милыми карапузами,
льва кормили поджаренными арбузами,
а пальмовый лист черешок разевал,
с небесного луга малину рвал.


Кто-то доказывал очень длинно,
что это звезды, а не малина.
Мы с Талли даже и слушать не стали.
Мы с Талли еще и не то видали.
Все ясно: мир там иначе создан,
стихи мои вовсе в том не повинны,
что в Кверхногамии малина - звезды,
а звезды, наоборот, - малина.


Акул здесь гоняют пастись на луг.
Стрелы здесь возвращаются в лук.
Медведи щебечут "чик-чирик",
а "гав-гав" - это вовсе птичий язык.
А немой жираф в высокой траве
глаголет, стоя на голове.


Ну и жираф! Едва отыщешь
такую крошечку среди трав.
Жираф там вовсе не жирафище,
он там елеележираф.


Дома там стоят на земле чердаками,
сети полным-полны рыбаками,
с неба на землю леса растут,
моря-океаны в речки впадают,
а якоря за тучи кидают.


Летом здесь холод, зимою - зной,
черное светится белизной,
правое - слева, сладкое - кисло,
и перепутаны даже числа.


Мы сами сперва
не могли понять,
что пять - это два,
а два - это пять.
Десять да десять
только не двадцать -
ни счесть, ни взвесить,
ни разобраться.


Но вот как дошли мы до чтенья, письма
запуталась тут и Талли сама.
Гадали мы долго, гадали мы всяко,
что значит
рогилла,
рамтвай
и осбака.


Короче - враки. Не верьте вракам.
Нет, это не враки! Мы с Талли сами
видели все это
своими глазами.


Чудес на свете - не сосчитать!
Их только надо уметь увидать.


Мы с Талли летали
в страну Кверхногамию,
о ней рассказали
лишь чуточку самую,
а все остальное расскажем потом,
подробностей хватит на целый том.
Лишь бы читали вы
и хохотали.
Будьте здоровы,
привет вам от Талли!


Стоит запятая - с хобот слона,
с трудом на листе уместилась она.
Восклицательный знак пишут кверху точкой,
точка получается выше слов,
и чтоб эту точку поднять над строчкой,
влезать на стремянку учат ослов.
А вдоль тире, как по шоссе,
на кораблях путешествуют все.


Вот какой получается рассказ.
Вы с недоверием глядите на нас.
Мол, все это - "Любит - Оля - Женю
с мягким знаком".











Натан Альтерман

(1910-1970)


Хаим-Нахман Бялик

(1873-1934)


Лея Гольдберг

(1911-1970)


Ури-Цви Гринберг

(1896-1981)


Зельда

(1914-1984)


Рахель

(1890-1931)


Шауль Черниховский

(1873-1943)


Авраам Шленский

(1900-1973)


Элишева

(1888-1949)



Время зажигания
субботних свечей

19/08/2017

Начало Исход
Иерусалим 18:44 19:57
Тель-Авив 18:59 19:59
Беэр-Шева 19:01 19:58
Хайфа 18:51 20:00






© Netzah.org